Геннадий Ившин: первый из первых

20 апреля исполнилось 60 лет мастеру спорта СССР международного класса по дзюдо, одному из самых ярких учеников Хариса Юсупова, первому челябинскому покорителю европейской вершины Геннадию Ившину. 

Досье «ЧС»

 Ившин Геннадий Александрович, родился 20.04.1953 г. в Челябинске, мастер спорта СССР по самбо (1970), мастер спорта СССР международного класса по дзюдо (1973), мастер спорта России по дзюдо (1996). В 1977 г. окончил ЧГИФК. С 1967 г. тренировался в секциях самбо и дзюдо спортивного общества «Динамо» под руководством Х. М. Юсупова. Ившин 5-кратный чемпион РСФСР, многократный чемпион СССР по самбо и дзюдо, победитель первенства Европы по дзюдо среди юношей (Бордо, 1970), бронзовый призер Спартакиады народов СССР по самбо (1971), победитель Фестиваля молодежи и студентов (Берлин, 1973), серебряный призер Спартакиады народов СССР по дзюдо (1975), победитель командного чемпионата Европы (1975), серебряный призер командного чемпионата Европы (1976), призер Всероссийского турнира по дзюдо на призы Х. М. Юсупова (Челябинск, 1996), победитель международного турнира по самбо среди ветеранов «Дружба» (п. Увельский, 2001), обладатель диплома тореадора за бой с быком в 8 раундах корриды (Испания, 1974). 

Лирика 

 Буквально накануне юбилея Ившин пригласил меня к себе в баню. Сидим мы между заходами в парилку, отдыхаем, пьем минералку. И вдруг из меня вылетает: 

- Гена, а как ты двадцатилетие отмечал? Помнишь? 

 - Нет, - мгновенно, словно ждал этого вопроса, ответил он. – Когда мне было отмечать? Постоянные сборы, соревнования. Я дома-то не жил – все время в разъездах. Да и режим был жесткий, попробуй нарушить. В общем, ни о каких празднествах даже речи не шло. 

- Не жалеешь о бесцельно прожитых годах, как говорил Павка Корчагин?

- У меня-то как раз была цель… 

Физика 

 К Юсупову, на ту пору старшему тренеру облсовета «Динамо» по самбо, Ившин пришел в 1967 году. И хотя папа Ю всегда любил тяжей, в Гене, который весил всего 46 килограммов, он, будучи опытным педагогом, сразу – интуитивно, что ли, – разглядел будущего чемпиона, поскольку энергии в мальчишке было столько, что сполна хватило бы на десяток его ровесников. Поэтому, наверно, давал ему разные поблажки. 

Одно время начал Харис Мунасипович потихонечку ужесточать дисциплину: опоздал на построение – свободен, двойки в школе получаешь – опять отдыхай, пока не исправишь. А с Ившиным все было по-другому. Грянули морозы, транспорт работает с перебоями, и Гена, живший на ЧТЗ, можно сказать, у черта на куличках, стал опаздывать на тренировки. Тренер как бы не замечает этого. Дневник приносит – двойки. Юсупов его пожурит, но домой не выпроваживает. И, как впоследствии оказалось, не он один с ним так либеральничал. Заводному Ившину трех самбистских тренировок в неделю было мало. Он возьми, да и запишись дополнительно в секцию акробатики у себя в Тракторозаводском районе. Таким образом, три дня – понедельник, среда, пятница – занимался у Юсупова, три – вторник, четверг, суббота – у тренера по акробатике Галины Александровны, к сожалению, ее фамилию Ившин уже не помнит. Справедливости ради, нужно признать, что и там он многое приобрел, особенно в плане гибкости, ловкости и координации движений… 

 В общем, шесть дней в неделю Гена «пахал», что называется, на износ. И «пахал» бы, наверно, долго, если б не текущие соревнования. Дело в том, что день их проведения в обеих секциях – самбо и акробатики – совпал. У Ившина началась паника (это с ним случалось): где выступать? Ему и тут нравится, и тут. В конце концов, он решил честно во всем признаться. Подошел к Юсупову и говорит: «Вы знаете, Харис Михалыч (так сэнсея звали ученики), я занимаюсь акробатикой». В ответ: «У тебя невеста есть?» «Нет», - удивляется Ившин. «Будет, - продолжает мудрый наставник, - и когда ее на танцах начнут уводить другие, более рослые парни, ты что, станешь крутить сальто? А самбо не бросишь, руки-ноги конкурентам завернешь морским узлом и в девичьих глазах вырастешь». Злая, конечно, шутка получилась, ведь Юсупов всегда внушал своим ученикам, что самбо – это самозащита и ни в коем случае не нападение. Да, к тому же, и самозащита всегда должна быть адекватной. Но такого воспитанника, как Ившин надо было удержать любым способом. Вот и пришлось Харису Мунасиповичу пойти на сделку с собственной совестью. В результате он достиг желаемого. Правда, Гена после разговора с ним пошел-таки к Галине Александровне. Перед ней он извинился и прямо сказал, что остается в секции самбо. «Жалко, Геннадий, - лишь посетовала она, - ты очень талантлив». 

Математика 

 А на тех первых в своей борцовской карьере соревнованиях Гена Ившин выиграл все схватки, за исключением финальной, став вице-чемпионом юношеского первенства города.

 За городскими состязаниями последовали областные, затем региональные, Россия и, наконец, Союз. Уже в 1969 году в Харькове он выигрывает первенство СССР среди юношей, а на следующий год в Куйбышеве вновь доказывает свое лидерство. И вообще, за три года занятий Гена прошел путь от новичка до чемпиона Европы. 

 В Бордо, где в 1970 году проходило юношеское первенство континента по дзюдо, дебютанту из СССР Геннадию Ившину не было равных в весовой категории 58 кг. В финальной схватке он победил уже весьма искушенного представителя дзюдоистской команды ГДР Г. Хайнке. Проигрывая «юко», челябинский спортсмен взвинтил темп и за 5 секунд до конца схватки сумел-таки выполнить победный бросок, прорубив для своих земляков-дзюдоистов окно в Европу. Это было потрясающе! И ведь что удивительно, первый раз кимоно надел. 

Кроме таланта, у Ившина была еще и высокая работоспособность, а также настырность. Когда ДС «Динамо» закрыли на ремонт, Гена все равно не прекращал тренировки. Влезал с другом через окно в зал, стелил несколько матов и до седьмого пота отрабатывал приемы. А женившись – и смех, и грех, – прямо в квартире брал себе в спарринги супругу Тоню и выполнял подвороты влево-вправо, доводя свои движения до автоматизма. Не забывал он и про функциональную подготовку – каждое утро бегал от своего дома до аэропорта и обратно. Километров 15 (!) в общей сложности. 

Естествознание 

Вчерашний юноша, Гена Ившин весьма успешно конкурировал и со взрослыми самбистами. В 1971 году на 5-й Спартакиаде народов СССР он завоевывает бронзовую медаль. А в 1973 году в Казани становится победителем молодежного первенства Советского Союза. Однако все чаще выступает в соревнованиях дзюдоистов. На своем первом взрослом чемпионате Союза в Киеве (1973 год) Ившин взял «серебро». Причем, проигрыш от грузина Пицхелаури назвал первой несправедливостью по отношению к себе. «Самое обидное поражение в жизни, - считает он до сих пор, - меня просто засудили, и все специалисты это тогда понимали». Зато на следующий год справедливость восторжествовала. Челябинский дзюдоист завоевал-таки золотую медаль, взяв реванш у своего «обидчика». Ту победу СМИ назвали «трудным золотом». И оно было действительно таковым. У Гены перед соревнованиями очень сильно болела рука, врачи запрещали ему выходить на татами, но он решил не отступать и силой духа переборол боль телесную. 

Вскоре Ившин выигрывает Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Берлине и командную Европу.

География

Он очень хотел попасть на Олимпиаду в Монреаль. Но за год до главного старта четырехлетия пропускает Союз – надо было подлечить травмированную ногу. Зато тбилисский турнир (неофициальный чемпионат мира – С. Б.) проходит первым. Казалось бы, все, есть Олимпиада! Однако не учел Гена одного – «подковерную игру». На сборах в Феодосии главный тренер олимпийской команды Андреев с подачи наставника грузинских дзюдоистов высказывается в пользу молодого, а значит, не изученного соперниками Олега Зурабиани. Несмотря на то, что очные встречи между Ившиным и Зурабиани, в том числе на предолимпийских прикидках, неизменно завершались победами первого. Тогда Юсупов впервые (и в последний, кстати, раз) в жизни обратился к своему «крестному отцу» (по Челябинскому педагогическому институту) Евгению Михайловичу Тяжельникову, работавшему на тот момент первым секретарем ЦК ВЛКСМ. Но было поздно. Этот вопрос, по его признанию, с подачи Эдуарда Шеварднадзе уже был решен на уровне Политбюро...

В Монреале Зурабиани вылетел сразу после первой же схватки. А «золото» Олимпиады завоевал Эктор Родригес. Тот самый Родригес, которого Ившин просто растерзал во время товарищеской встречи РСФСР-Куба, проходившей в 1972 году у нас в Челябинске. Вот так по злой иронии судьбы двукратному чемпиону и многократному призеру континента, неоднократному чемпиону Советского Союза и России, победителю самых престижных международных турниров, мастеру-международнику Геннадию Ившину не удалось осуществить главную мечту и цель своей жизни – побороться за медаль олимпийского достоинства.

И вновь лирика

Не сложилось. Однако жизнь на этом не закончилась. Гена, получив диплом института физкультуры, был призван в армию, где выступал за ЦСКА, после чего – служил по контракту в Польше, где не только продолжал сам бороться, но и передавал богатейший опыт молодым воинам-спортсменам, занимаясь тренерской работой.

Сегодня Геннадий Ившин – судья национальной категории по дзюдо. Он часто выходит на татами в качестве арбитра, судит, по общему мнению участников, строго, но справедливо. К тому же является активным членом Союза ветеранов самбо и дзюдо, носящего имя его прославленного тренера Х. М. Юсупова. Да и как может быть иначе, ведь Ившин и борьба, по сути, одно целое. Близнецы-братья, как сказал бы поэт.
 
Борцовские байки
Как Ившин «наркокурьером» был

С кумиром моего детства, первым челябинским чемпионом Европы по дзюдо, многократным победителем чемпионатов Советского Союза и России, мастером спорта международного класса Геннадием Ившиным теперь, спустя годы, мы вместе ходим «зализывать» спортивные раны к нашему общему другу, специалисту по корригирующей гимнастике, профессору кафедры борьбы УралГУФК Валерию Янчику. Но так как все трое еще и любители крепкой русской баньки, то общая тема для обсуждения в запасе у нас есть всегда. Ну, и подкинул я как-то Гене, зная его любовь к приятным воспоминаниям о временах бурной молодости, один довольно известный в борцовских кругах сюжетец из прошлого с его непосредственным участием. Гена залился радостным смехом и быстро-быстро, по-ившински, холерически жестикулируя, затараторил о том, как же все было на самом деле. А было это так.

В 1975 году Г. Ившин в составе сборной страны отправился на чемпионат мира в Австрию. За несколько дней до того он, как водится, начал гонять вес. К слову, в сборной его все называли не иначе как чемпионом мира по сгонке веса. Восемь-девять килограммов Гена сбрасывал запросто с помощью русской баньки и жесткой диеты, суть которой в основном сводилась к одному – ограничению приема жидкости. Конечно, такое самоистязание не могло не отразиться на внешнем облике нашего героя. Еще недавно круглое и румяное лицо к окончанию экзекуции становилось похожим на позавчерашнюю скукоженную котлету, человека в которой выдавали, пожалуй, лишь два помутневших глаза да рассыпавшаяся по щекам копна волос а-ля Битлз. Именно таким и предстал Гена Ившин в австрийском аэропорту перед чужеземными таможенниками. И если всю команду борцов с тренерами и представителями через пост пропустили, как говорится, без всяких яких, то в отношении неадекватного вида спортсмена, в разрез с установившимися международными правилами, был устроен самый настоящий шмон. Тогда-то и выплыли из ившинского саквояжа на свет божий три дубовых веника, прихваченных им на всякий пожарный случай.

Последние сомнения, если они вообще имелись у таможенной братии, улетучились мгновенно – прибыл наркокурьер. Тут же, откуда ни возьмись, появились несколько дюжих полицейских, они завернули «мухачу» Ившину ласты и препроводили несчастного в арестантскую. Никакие доводы старшего тренера, что задержан гражданин великого и могучего Советского Союза, что веники ему нужны для поддержания спортивной формы, что дуб даже рядом с дурман-травой не растет, действия не возымели. Слава Богу, эксперты за бугром достаточно квалифицированные и объективные. Только после их заключения о безвредности российского дуба Гене вернули его лесное богатство и разрешили проследовать в так тщательно оберегаемый от всякой нечисти западный рай. А ведь по австрийскому законодательству за перевозку наркотиков курьеру грозило серьезное наказание – вплоть до пожизненного заключения. Хорошо, что в московских «Сандунах» не конопляными вениками торговали.

Сергей Безгодов, газета "Челябинск спортивный".